ВВС США опасаются за свои F-15 и F-35 против российских S-400. Но …

Соединенные Штаты и другие страны обеспокоены тем, что изощренные зенитные ракеты России закроют небо западным самолетам.

Жаль, что некоторые русские не настолько уверены в себе.

Российский военный эксперт предупреждает, что ракетные системы противовоздушной обороны, такие как С-300 и С-400, — это далеко не все, на что они способны.

Проблема в том, что НАТО может сокрушить противовоздушную оборону России, утверждает Анатолий Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа.

Одна из проблем заключается в том, что Соединенные Штаты могут насытить оборону России залпами крылатых ракет, таких как «Томагавк» и объединенные ракеты противовоздушной обороны (JASSM). Более того, батареи зенитной ракеты в российском калининградском анклаве на Балтике могут быть уничтожены несколькими ракетными пусковыми установками артиллерийской системы США (HIMARS).

Другая проблема заключается в материально-техническом обеспечении: российские ПВО не могут стрелять и перезаряжать ракеты достаточно быстро, чтобы остановить воздушное и ракетное наступление НАТО. «Тот факт, что можно сбить не более одной цели одной ракетой, очевидно, никому не нужно объяснять», — говорит Храмчихин. «Это основная арифметика. Боевые алгоритмы для С-300P и С-400 предполагают использование двух ракет для одной цели в автоматическом боевом режиме. Вы можете переключиться только на вариант «одна ракета — одна цель» вручную. То есть, если полк имеет 64 готовых к запуску ракеты, то он может сбить максимум 64 цели или фактически 32. После чего полк «сбрасывается». Стандарт для перезарядки одной пусковой установки для оценки «отлично» составляет 53 минуты. То есть для восстановления боевой готовности полка потребуется не менее часа, что достаточно много в контексте современной войны».

Но Храмчихин не верит, что даже час перезарядки реалистичен. «Полк не будет восстановлен через час или два», потому что у зенитных батарей недостаточно запасных ракет или машин для перезарядки пусковых установок, объясняет он. «Все это нужно привезти с баз хранения и подготовки ракет. Соответственно, речь идет о многих часах, если не днях. Что делает полк, по сути, «разовым» (если мы говорим о войне с серьезным противником)».

В предыдущей статье Храмчихин предупредил, что у противовоздушной обороны к востоку от Урала есть огромные разрывы с большинством зенитных ракетных батарей, базирующихся в европейской части России. «Учитывая размеры района, крайне неразвитую наземную связь на его территории и наличие наиболее серьезных угроз со стороны США, Японии, Китая, группировка наземной обороны на Дальнем Востоке совершенно неадекватна и требует многократного усиления. В то же время, к сожалению, перспектив такого роста нет.

Что особенно интересно, так это противоречивые представления между Западом и Востоком. Американские, европейские и израильские эксперты обеспокоены тем, что новейшие высокопроизводительные российские ракеты класса «земля-воздух», такие как системы S-300, S-400 и S-500, делают небо слишком опасным. Они опасаются, что старые самолеты четвертого поколения эпохи холодной войны, такие как F-15, понесут сокрушительные потери, даже если самолеты-невидимки пятого поколения, такие как F-35, смогут выжить.

Но для такого российского наблюдателя, как Храмчихин, все наоборот. Именно российские средства противовоздушной обороны уязвимы для насыщения и разрушения, поскольку российские ракетные батареи будут уничтожаются западными умными бомбами когда закончатся боеприпасы, потому что не хватает запасных ракет для быстрой перезарядки.

Какая сторона права? Это может быть и то, и другое. Если между военными существует один общий знаменатель, это страх, что у другой стороны есть гораздо больше оружия, чем она показывает.

Майкл Пек — один из авторов Национального интереса.

Изображение: DVIDS

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.